8:15

Объявление



♦ Рейтинг игры: NC17 ♦ Дата открытия: 27.10.2018 ♦ Начало игры с 1 сезона

Здравствуй, дерево! И тебе, трава, привет! То есть, не так. Мы приветствуем тебя честный путник, бесчестный странник и бессчетный путешественник в нашем уголке Галактики, где вершатся чудеса и таится разнообразная в своем мракобесии правда. Сказка – ложь, да и намеков в ней, хоть отбавляй, но вот урок преподается совсем не добрый. И не злой. Судьба странная вещь, понять её с одного взгляда непросто, но, мы же смелые сказочники? Мы же попробуем?




Совет города
Mr. Gold
Emma Swan
Claire Snow
Henry Mills
Луи, Клодия, Лестат и другие: ретро-игра

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 8:15 » Здесь и сейчас » Monsieur, je ne mange pas six jours


Monsieur, je ne mange pas six jours

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

MONSIEUR, JE NE MANGE PAS SIX JOURS
————————————————————————————
https://i.gifer.com/IL7P.gifhttp://s8.uploads.ru/t/N2AW1.gif

Примерно через две недели после того, как Эмма приехала в город

Agnes Lambert, Jefferson Hatter

Ирида сбежала из клиники и уже несколько дней живет на улице, прячась от ищеек Регины. И вот, когда начало казаться, что жизнь окончательно решила повернуться... спиной к некогда имевшей все женщине, на горизонте появился Джефферсон.

Отредактировано Agnes Lambert (2018-11-01 10:04:03)

+1

2

Это был сущий Ад. Очнуться в палате с мягкими стенами и, наконец, осознать кто бы и что ты. Столько лет, столько лет… Все эти годы она покорно пила таблетки, которые ей день за днем, ровно по часам, приносил один и тот же санитар. День за днем… Одна и та же не меняющаяся картина. Одно и то же – снова, снова и снова… Сколько прошло дней, сколько месяцев, лет?
И вот что-то неуловимо изменилось. Словно что-то внутри вдруг очнулось. Ускорило ход. Разорвало круг. И это что-то будто пробудило её ото сна. Таблетки, снова таблетки. Нет, хватит. Она больше не будет послушно глотать их. Сделает вид, а после сплюнет. И снова, и опять.
Пара дней, и разум стал ясным и чистым. Проклятье! Они все… Весь их мир стали жертвами проклятья. Там, за стенами её комнаты, её клетки, совершенно иной мир. Но почему она здесь? Почему она заперта в этой комнате с мягкими стенами. Почему её все эти годы пичкали таблетками, держа в забытье? Её!
Она должна выбраться отсюда!
План созрел в голове довольно быстро. Не составило труда соблазнить молоденького санитара, который и без того засматривался на свою подопечную.
И вот она уже бредет по освещенным фонарями улицам, то и дела шарахаясь от проезжающих мимо автомобилей. Автомобили… да она и слова-то такого не знает…
Сбежала, а что дальше? Куда? Как?
Все кругом совершенно незнакомое. Даже люди, которых она когда-то знала. Пусть поверхностно, пусть это были лишь короткие знакомства, но они не могли не узнать её! Не могли… Но все они были чужими… Даже имена у них были не те, что они носили в Зачарованном лесу.
В одно мгновение, если не брать в расчет все те долгие годы, что она провела в стенах клиники для душевнобольных, Ирида превратилась из внушающей трепет и страх Богини в простую городскую бездомную. Без магии, без дома, без хоть каких-то средств к существованию.
А главное, она могла обратиться за помощью к кому-то из горожан. Не могла… Опасаясь, что у Королевы вежде есть глаза и уши. А ведь беглянку, наверняка, ищут.
Стащив с веревки во дворе какого-то дома одежду, не в больничном же наряде по городу расхаживать, первую ночь Ирида провела на улице, укрывшись в порту в одном из складов. Этот склад и стал ей временным пристанищем, пока она не придумает, что делать дальше. Как встать на ноги и вернуть себе нормальную жизнь.

Прошло около недели. Все это время Агнес, так она решила себя называть в этом новом мире, жила на портовом складе, устроив себе там постель из пары одеял, найденных на свалке. О, как это было унизительно. Но ничего, однажды она встанет на ноги, поднимет гордую голову. Ооо, Королева еще пожалеет о том, во что превратила её!
Днем Ирида предпочитала уходить в лес, за город, разумно пологая, что там её куда сложнее будет найти. Возвращалась в своё убежище женщина уже под покровом темноты.
Так было и сегодня.
Собрав в лесу нехитрый скарб съестного (в городе, конечно, можно было найти чем поживиться, но и лес был щедр на еду в это время года), несколько грибов, пара горстей осенних ягод, а еще, вот это была удача – ей в руки попалась поранивший крыло голубь (не курица, конечно, но все равно мясо), которому женщина тут же свернула шею, определяя в мешок, Ирида неторопливо шла по лесу в сторону дороги ведущей в город.
Лес… здесь ей было куда комфортнее, чем в городе, где все было таким чужим и странным. Она до сих пор еще не до конца смогла привыкнуть к шуму, издаваемому машинами. А самолеты! Огромные железные птицы в небе! Нет, в лесу ей спокойнее.
Задумавшись, размышляя о том, что и как ей следует делать дальше, Агнес не заметила, как из-за поворота дороги, как раз в тот момент, когда она сделала первый шаг на обочину, выходя из-за росшего у дороги куста, вывернула машина. Женщина не успела толком сообразить, что произошло, как мешок из её рук был вырван ударом бокового зеркала, а она сама, не устояв на ногах, рухнула на землю.

+2

3

Город вокруг был населен призраками. Цирковыми пони, исправно ходившими по кругу, покачивая на каждом шагу головами, украшенными пышными плюмажами; послушными марионетками, трепыхавшимися в нелепом подобии танца и все на радость одному единственному зрителю. Весьма изощренной во вкусах своих особе, до краев наполненной идей садизма, до отвращения напоминая Шляпнику оду печально известную особу. Они бы хорошо смотрелись рядом – фигура в алом, фигура в черном. Ухватки похожи, приемы те же. Одинаковая улыбка преисполненная пресыщенного коварства на полных яда губах. 
И он, в роли выдрессированного пуделька на коротком поводке, впившемся в горло до навсегда отпечатавшегося на коже следа-ошейника, длины которого  даже не хватает, чтобы дотянуться до спрессованного песка задними лапками. Вынуждает забавно повисать в воздухе и трепыхаться, посмотрите, что за чудо-трюк, какая небылица.
Быть всемирно известным безумцем и вместе с тем единственным, осознающим, что за убогое подобие жизни творится в этой проклятом городе!
В такие минуты Джефферсону была жизненно необходима иллюзия. Чего угодно, своих сил и смелости изменить однообразный уклад дней-лет-недель, надежды, чего угодно. Свободы. В последний раз он разнес стулом опостылевшее убранство гостиной, как цепной зверь разрывая бесполезные цилиндры, лишь на последнем ужаснувшись – а что если это был тот-самый… который мог повернуться вокруг своей оси и выпустить из себя воронку перемещения и забрать его прочь из этого гнилого мира.
Или это было в предпоследний раз?
Когда из своего отдаленного особняка, стоявшего посреди леса на возвышении, мистер Хаттер в очередной раз наблюдал за укладом жизни не своей – своей дочери, утопая в ненависти.
И в первую очередь к себе.
Ведь не шагни он тогда за порог, ведомый уловками Регины, его малышка не осталась бы одна.
Но смог бы он обеспечить ей такую же безбедную и счастливую жизнь? Одними лишь своими нелепыми руками, без умения доставать словно бы из воздуха полезные вещи, знания, людей…
Голосов в его непутевой голове становилось слишком много, как и мыслей, в которых Джефферсону Хаттеру было суждено метаться, как заключенному в клетку тигру. Даже когда на горизонте замаячил путеводный свет желтого жука, нахально вторгшегося в сонные пределы Сторибрука и поставившего все вверх тормашками. Он мрачно торжествовал, улавливая то, как в благодушном гимне миссис-мистресс мэра во имя самой себя внезапно появились фальшивые нотки. Почти что любовался выражением затаенной опаски, все явственнее проступавшим на фарфоровой личине Регины Миллс, внезапно оказавшейся совершено беспомощной перед лицом неожиданного противника. Неожиданно сильного и неожиданно располагавшего к себе всю паству крошечного городка.
А ведь Злую Королеву этому никто так и не научил.
Предаваясь мрачным размышлениям, Джефферсон вел машину по обычно пустынной лесной дороге, почти не затрудняя себя взглядами в лобовое стекло. Куда важнее было достать завалившийся в педали телефон.
И возникшую из ниоткуда незнакомку мужчина заметил только когда выпрямился с добычей в руке, с приглушенным возгласом  - Твою королевскую мать!!! -  выворачивая руль, чтобы избежать столкновения. Моральные терзания, при неудачном раскладе, никто бы не отменил, но вы когда-нибудь вымывали кровь с решетки радиатора?  Джефферсон нет, но по криминальным сериалам знал, что дело это муторное и неблагодарное.
Но отделаться взаимным испугом не удалось.
По стеклу, прямо перед вытянувшимся лицом Хаттера, живописно стекал голубь, в посмертном полете расправивший крылья  и подменявший собой в сложившейся ситуации ангела карающей мести. Под немигающим взглядом Шляпнику стало вдвойне неуютно.
Втройне – когда в зеркале заднего вида он увидел тело, безжизненно распростертое на обочине.
«Сбил какую-то старушку» - подумал Джефферсон, страдальчески возводя глаза к небу и выбираясь из салона*. – «Теперь тащить её в больницу и …»
- Мэм, с вами все в порядке? – присев на корточки перед женщиной, он все с тем же ореолом мрачного терзания вокруг всей шляпниковской персоны, осторожно коснулся её плеча и потянул, чтобы повернуть к себе лицом.  Отвел спутанные длинные волосы с шеи, чтобы нащупать пульс (честь и хвала тебе, кабельное телевидение), как жертва его вождения внезапно распахнула синие как морские глубины глаза и уставилась на него нечитаемым взглядом.
Мгновенно помолодев раза в три.
И превратившись в молодую особу, явно попавшую в беду.
Вот только рыцарь ей попался так себе.
- Эм-м-м, - протянул невольно отшатнувшийся Джефферсон, подбирая правильные слова, - как вы себя чувствуете?






*  предполагаемое орудие убийства

http://i.wheelsage.org/pictures/c/cadillac/series_62_coupe/cadillac_series_62_coupe_3.jpg

+2

4

Она, признаться, толком даже не успела осознать, как упала. Все произошло так быстро, всего пара секунд… Вот она идет, вот она делает шаг, вот её ослепило светом фар, а следующий миг пакет вырвало из рука а она, получив удар, летит на землю, изрядно приложившись об неё затылком.
Да откуда здесь вообще взялась эта машина? Ведь она даже шума мотора не слышала? Или просто не заметила, погрузившись в размышления? А впрочем, какая в Бездну разница. Куда смотре этот… идиот?
Кажется, на несколько секунд потеряв связь с внешним миром, в голове звенело от удара, а в глазах потемнело, и в этой темноте поплыли радужные круги и звезды. Красиво, не поспоришь, но уж как-то больно… больно!
Кажется её развернули, кажется кто-то попытался нащупать пульс на её шее. Да, она отчетливо почувствовала чужое прикосновение. И это вернуло в реальность.
Открыв глаза, Агнес невидящим взглядом уставилась на своего несостоявшегося убийцу. Как же глупо было бы погибнуть вот так, на ночной лесной дороге, с дохлым голубем в пакете. Великую Ириду сбил автомобиль, и она скончалась от полученных травм. Вот уж воистину глупая смерть! Впрочем, умирать она пока, кажется, не собиралась. Во всяком случае, болела сейчас только голова.
Сквозь радужные круги проступило лицо склонившегося к ней мужчины. Через эту плывущую пелену, да еще и в полумраке ночи, сложно было разобрать его черты, но это точно был мужчина. Аууч, как же болит голова. Если не разбила, то уж точно набила себе огромную шишку…
- Так, словно меня только что сбил на машине какой-то слепой идиот, - протянула Агнес, поднося к лицу руки и сжимая виски в ладонях. Как же надоели эти цветные круги. Пошли прочь!
Словно послушавшись немого приказа, пелена постепенно стала рассеиваться, так что теперь уже можно было действительно рассмотреть лицо того, кто едва не отправил на тот свет владычицу Сиракуз.
Сфокусировав взгляд, Агнес подавилась очередным ругательством, готовым уже было слететь с её губ и во все глаза уставилась на…
- Джефферсон… - беззвучно прошептали губы.
Нет-нет, глаза не обманывают её. И это вовсе не последствия удара. Перед ней, склонившись и припав на колено, стоял Джефферсон! Другая прическа, одежда по щегольской моде этого мира, но это был Он!
- Джефферсон! – уже громче произнесла, и сделав усилие села, не отрывая взгляда глядя на мужчину, которого еще минуту назад готова была осыпать всеми известными ей проклятьями, - Это действительно ты? Это ты! – протянув руку вцепилась в отворот ворота пиджака, судорожно всматриваясь в лицо напротив. Наверное сейчас она могла показаться ненормальной, городской сумасшедшей, место которой в психиатрической больнице.
- Ты не помнишь… Конечно не помнишь… - пробормотала себе под нос, все еще не отпуская воротник пиджака. Как он может помнить, ведь сначала она самолично стерла ему память о себе, а после проклятье Королевы еще раз вычистило его память, переписав личность. Он теперь, наверное, даже и не Джефферсон вовсе.
- Не важно… Все не важно… - вновь протянула, разговаривая сама с собой, и отпустив Джефферсона, попыталась подняться, - Я обозналась. Конечно, я обозналась. Не обращайте на меня внимания. Ударилась головой, всякое может почудиться.
Не хватало еще, чтобы он и правда принял её за сумасшедшую и попытался пристроить в больницу, из которой она только недавно сбежала.
- Езжайте, я в порядке, - поднявшись, отмахнулась и принялась собирать разлетевшийся в разные стороны нехитрый скарб, первым делом отлепив несчастного голубя от лобового стекла машины.

+1

5

Джефферсон тихо фыркнул, в целом соглашаясь с критикой в свой адрес, хотя дорожной полиции было бы, что предъявить самой особе, разгуливавшей в темной одежде поперек лесных дорог. Не вдоль, не по направлению следования или как там было правильно, а лепя свой собственный курс, как на душу положит … любая божественная сущность, в этом мире, да и в прочих, им было несть числа, выбирай и меняй хоть каждую неделю.
И все же ворчащая молодая женщина сумела удивить задумавшегося Шляпника, внезапно позвав его по имени, причем с совершено невообразимым выражением чумазого лица, какому сложно было подобрать простое описание. Какая-то отчаянная надежда исказила тонкие, не лишенные красоты черты, и мужчина не успел среагировать на внезапный порыв, чуть было не оторвавший с мясом лацканы его пиджака. Ошеломленный, он с немым вопросом взглянул в ответ, в то время как в глубине  его души заворочалось…
Странное осознание, что в местной клинике должно быть не досчитаются поутру пациентки. Или, уже не досчитались, если взять в расчет столь бедственное положение дамы-угодившей-под-боковое-зеркало-автомобиля.
Безумцев Джефферсон не боялся, даже не испытывал к ним гадливое сочувствие, как прочие «адекватные» обитатели этого мира, скорее даже осознавал, что является кровью от крови их, лишь по изощренной задумке Королевы, не заточенный в плен уединенной палаты. Еще бы, как прикажете в таком раскладе подселить ребенка в соседнее здание, чтобы жить двадцать восемь лет окна в окна? 
И все же, в этом городе никто не звал и не знал его имени. Владелец многозначительно названного ателье (отсылка к относительно современному фильму и слишком злая шутка в адрес той, что и любимой невестой толком побыть не успела) скрывался от многих под пространным и ничего не выражающим мистер Хаттер, отчасти бессовестно подглядев эту задумку у самого первого во Вселенной Того-Кого-Нельзя-Было-Называть.  Свое имя он оставил в Зачарованном Лесу. И отчасти в Стране Чудес, под страшными пытками выдав его вечно исчезающему коту с обаятельной, острой как нож улыбкой. И вот пожалуйста, такие сюрпризы.
- Удивительным образом вам удалось обознаться и попасть при этом в самую суть, - чуть нахмурившись он проводил осекшуюся незнакомку взглядом, не спеша подниматься с колена. Теперь призраки прошлогоднего сомнения на все голоса твердили, уж не подослана ли эта дама Региной, должно быть недостаточно поглумившейся над своей излюбленной игрушкой. Одной из сотен, но самой примечательной, что несказанно льстило.
До кровавой пелены перед глазами.
Хотя в таком случае, растрепанная Мата Хари скорее бы отчаянно напрашивалась на помощь, чем деловито отскабливала от лобового стекла голубя, не чураясь показывать свои навыки выживания.
Весьма условные.
Поскольку даже в худшие свои времена Джефферсон не опустился бы до такого.
Женщина, в этом городе есть забегаловка, у которой вряд ли разбирают все бургеры за день!
- Господи, да зачем вам только сдалась подобная гадость, - у его чувства прекрасного не оставалось сил это терпеть, потому он выпрямился и подошел к продолжавшей что-то ворчать незнакомке, перехватывая её тонкое запястье. Не задумавшись ни на мгновение, он сдавил хрупкие косточки, так что пальцы что-то протестующее вскрикнувшей особы разжались, выпуская помятую и дважды убитую добычу на свободу. То есть на землю, откуда Шляпник и приподнял голубя за облезлое крыло и метким пинком, зашвырнул как можно дальше в кусты, даже не скрывая своего брезгливого отношения к упорхнувшему символу мира.
- Вы хоть представляете, сколько дряни может быть на этой летучей крысе? Чем он питался в этом грязном городе и на какой помойке вы его… нашли.  – если бы глаза могли прожигать насквозь, он несомненно превратился бы в пепел, растворяясь без следа. Еще во времена не самого удачного брака. Вытащив платок, Джефферсон оттер пальцы и открыл перед своей возмущенно набирающей в легкие воздух «голубкой» дверь, кивая на пассажирское сидение.
- После того, как едва вас не убил, никак не могу допустить, чтобы мои лавры забрал какой-то, - он выразительно поморщился, - паразит. Садитесь, мэм. Я должен вам сносный ужин и ночлег, чтобы убедиться, что не причинил вреда. После можете продолжать свои странствия по местным лесам, если вам так будет угодно.

+1

6

Удивительно, но похоже в этом мире Шляпник носил то же имя, что и в своём, сказочном. Исключение из правил, или злая шутка Королевы? Оставить тебе настоящее имя, но напрочь стереть память о той жизни, в которой тебя так назвала мать, где этим именем тебя называли любимые люди. Что, кто он теперь, тот, кто когда-то был путешественником между мирами, пышущим оптимизмом и любовью ко всему, такому разному и удивительному миру… мирам.
Боже, да ведь там у него была дочь! Милая маленькая девчушка, в которую он вложил всего себя, всю свою нерастраченную любовь. И где она теперь? Ооо, как жестоко – разлучить отца с ребенком!
Из всех этих размышлений её вырвали слова Джефферсона, а вернее явный упрек и осуждение, высказанные относительно ей добычи. Ну, да, голубь, и что? Без риска быть переданной в руки санитаров клиники для душевнобольных она не может заявиться в людное место с попытками раздобыть нормальную еду. Так что…
Эй!
Настрадавшийся в бессмертии голубь, получив приличное ускорение с носка ботинка, упорхнул в темноту, скрывшись в кустах, только его и видели.
Да какого черта! Это же был её ужин! Что этот… этот… ЭТОТ себе позволяет!?
Впрочем высказать своё возмущение, приправленное праведным гневом Агнес не успела, так как перед ней приглашающе открылась дверь авто, а затем последовало любезнейшее приглашение на ужин и… ночлег.
Сощурившись, женщина с легким подозрением посмотрела на своего старого нового знакомого и помедлив, ткнув указательным пальцем в сторону Джефферсона, произнесла:
- Учтите, мистер, я владею единоборствами! – крайне убедительно соврала, произнеся где-то подслушанную фразу. Нет, она и правда умела неплохо драться, долгая жизнь научила многому, так что и не соврала-то почти. Но единоборства… Признаться, она даже не совсем понимала, что означает это слово. Явно что-то связанное с борьбой и самообороной.
И все же, угорозы угрозами, а опасения опасениями (главное чтобы Джефферсон не решил сдать её в больницу, а в остальном – трава не расти), но есть хотелось так, что желудок, кажется, уже начал переваливать сам себя. Да и помыться… О, как же она хотела помыться!
Одним словом, переборов подозрения, Агнес все же плюхнулась на сидения авто, не без любопытства осматривая внутренне убранство этой странной, самоходной кареты. Она уже почти привыкла к ним, снующим туда-сюда по улицам города, но внутри оказалась впервые. Что за странная сила заставляет их двигаться? Ведь в этом мире нет магии. Так как же тогда?.. Но не задавать же этот вопрос Джефферсону. Вот тогда он точно определит её прямиком в сумасшедший дом.
- Значит, Джефферсон? – поинтересовалась Агнес, когда тот занял место на водительском кресле и, не успев получить ответ, судорожно вцепилась пальцами в ручку двери, так как машина заурчала и сдвинулась с места. Причем сделала она это столь резко и неожиданно, что женщина только после того, как испуганно дернулась, поняла, что нужно было сдержаться и никак не проявлять своего «невежества». Глупо получилось…
Запоздало улыбнувшись расцепила пальцы и положив ладони на колени, словно бы между делом поправила ткань юбки, разглаживая складку.

0


Вы здесь » 8:15 » Здесь и сейчас » Monsieur, je ne mange pas six jours


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC